Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Статьи » Рецензии

Андрей Мирошкин. Черный ты пиар, не вейся.

Алексей Варламов выдаёт на-гора одну ЖЗЛ-овскую биографию за другой: Александр Грин, Михаил Пришвин, Алексей Николаевич Толстой, теперь вот Григорий Распутин, а скоро, поговаривают, и Михаил Булгаков подоспеет. Главная отличительная черта этих жизнеописаний – добросовестная работа с документами самой разной степени достоверности, спокойная, трезвая авторская позиция и солидная историко-филологическая база.

«Григорий Распутин-Новый» — первая неписательская биография в варламовском цикле. Герой книги – личность более чем знаменитая, скандальная, мифологическая. Из работ о Распутине можно составить целую библиотеку.

Варламов демонстративно держится подальше от всяческих идеологий и вообще от «тенденций». Его цель – показать Распутина с максимальной объективностью. Так, помимо политического, придворного, скандального аспектов он подробно освещает религиозную подоплеку феномена Распутина (подковерная борьба церковных иерархов, дело о «хлыстовстве» и т.д.).

Касается он и еврейского аспекта распутинской биографии, вызывавшего всегда столько политических спекуляций. Еще при жизни Распутина по Петербургу ходили слухи о его связях с франкмасонством и жидомасонством; в странной дружбе «Гришки» с миллионером Рубинштейном и K ультраправым мерещился еврейский заговор… Мемуары, вышедшие в эмиграции и перепечатанные в постсоветской России, развили, но и окончательно мистифицировали данную версию. Особенно отличился бывший товарищ обер-прокурора Синода князь Н. Жевахов, яростный обличитель антирусского «интернационала» во властной верхушке империи. Воспоминания князя, как пишет Варламов, заложили «целую традицию, которой питается <...> отечественная конспирологическая мысль». Кознями масонов и евреев сегодняшние распутинофилы объясняют негативный имидж Григория Ефимовича в общественном сознании: пока-де в дело не вмешались «темные силы», Распутин был известен как благочестивый крестьянин и православный подвижник. Но черные пиарщики масонов, имевшие неограниченный доступ к прессе, превратили «святого чудотворца» в пьяницу, дебошира, серого кардинала, любовника царицы и фрейлин.

«Над созданием славы Распутина работали невидимые агенты интернационала, имевшие, в лице окружавших Распутина еврейчиков, бойких сотрудников: здесь велась тонкая и очень сложная игра, здесь осуществлялись давно задуманные революционные программы. Иудейская мораль <...> открывает чрезвычайный простор для самых тонких преступлений и злодеяний»,

— без всякой симпатии цитирует Варламов по-своему примечательные мемуары князя Жевахова.

Немудрено, что имя Распутина оказалось в 1910-1916 гг. в центре полемики по чрезвычайно больному в ту пору национальному вопросу. Исследователи субкультуры русского антисемитизма (или, напротив, русского юдофильства) могут извлечь из этого сюжета богатые дивиденды. Чего стоит хотя бы история о полицейских донесениях на Распутина (порочащего свойства), якобы сфальсифицированных журналистом и агентом охранки Дувидзоном. Или легенда о распутинском двойнике, который, в отличие от набожного оригинала, спьяну громит шикарные рестораны, причем антрепренером бесстыдных оргий выступает известный газетчик Семен Кугульский… Подобных случаев было много. Варламов ограничивается лишь конкретными документальными свидетельствами и скупыми, но крайне ёмкими комментариями по этой теме.

Однако самое интересное и загадочное происходило в последние годы жизни Распутина, уже в разгар германской войны.

«Аккордный всплеск распутинского могущества, – пишет Варламов, – был связан с еще одной мощной силой, действовавшей на российской сцене – еврейским капиталом. Как совместить Распутина, патриота, монархиста, православного старца и – как следствие – жертву «жидо-масонского» заговора, каковым он предстает в новейших «патриотических» исследованиях, с его несомненной дружбой с евреями-капиталистами <...>; как объединить дремучего, темного, похотливого мужика с самыми прогрессивными взглядами на еврейский вопрос, радующими любого интеллигентного человека – об это противоречие кто угодно споткнется. И, тем не менее, факт есть факт. Начинавший как член «Союза русского народа», друг и надежда убежденных антисемитов, Распутин с годами сделался добрым другом многих евреев».

Отчасти, считает биограф, русские ультранационалисты его сами от себя оттолкнули. В результате Распутин в 1914-1916 гг. часто выступал против дискриминации иудеев царскими властями, со многими евреями дружил и охотно принимал их в своем особняке на Гороховой. Некоторым он, как поговаривали, помогал в получении военных подрядов, других освобождал от призыва в действующую армию… Характерно, что ближайшими его друзьями в последние два-три года жизни были торговец бриллиантами Арон Симанович, журналист (а заодно кадровый агент русской контрразведки и адъютант премьер-министра Б. Штюрмера) Манасевич-Мануйлов, банкир-олигарх Д. Рубинштейн, промышленник-биржевик И. Манус… В определенном смысле нет ничего удивительного, что одним из убийц-заговорщиков в декабре 1916-го оказался лидер русских черносотенцев Пуришкевич (биограф подчеркивает, что за это тяжкое уголовное преступление никто даже не был всерьез наказан). Впрочем, как совершенно точно установлено, контрольный выстрел в голову истекающего кровью «старца» сделал агент британской разведки Освальд Рейнер – но это уже тема для отдельного конспирологического изыскания.



Источник: http://www.booknik.ru/reviews/non-fiction/?id=23890&_openstat=ZGlyZWN0LnlhbmRleC5ydTs1MzI0NjM7MTMxNzEyMzt2YWthbnQucnU6Z3
Категория: Рецензии | Добавил: admin (24.09.2008)
Просмотров: 403 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Меню сайта
Категории каталога
Статьи из Википедии [4]
Исследования [0]
Рецензии [1]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Наш опрос
Как вы оцениваете Григорий Распутина
Всего ответов: 42